Александр Завгородний: «Укрзализныця» и бизнес услышали друг друга

Печать

Последние несколько месяцев «Укрзализныця» и основные грузоотправители вели весьма напряженную дискуссию в отношении тарифной политики госмонополиста. Каждая из сторон приводила свои аргументы: УЗ добивалась повышения тарифов на грузовые перевозки, бизнес обосновывал, почему этого не стоит делать в нынешних экономических реалиях. Казалось, переговоры зашли в тупик, однако вчерашняя встреча в Американской торговой палате показала, что «Укрзализныця» и промышленность могут слышать друг друга, умеют находить компромиссные варианты решений. Впереди еще много работы. Но, по словам и.о. главы ПАО «Укрзализныця» Александра Завгороднего, обе стороны уже на пути к «золотой середине».

Александр Викторович, как прошли переговоры с партнерами?

Сегодняшний диалог, который мы провели бизнесом, я оцениваю положительно. Мы, транспортники, прекрасно понимаем, что сегодня украинская промышленность переживает непростые времена. Цены на мировых рынках снижаются, и это объективная реальность. В этих условиях мы должны поддержать отечественного производителя, помочь ему выдержать конкуренцию на мировых рынках. «Укрзализныця» здесь занимает государственную позицию, мы не отгораживаемся от проблем национальной экономики. Вместе с тем, и грузоотправители должны отдавать себе отчет в том, что железная дорога является социально значимым субъектом экономики. Кроме грузовых перевозок мы обеспечиваем и перевозку пассажиров. Мы вынуждены дотировать эти перевозки. Вынуждены нести эту нагрузку, вкладывая немалые средства в эту сферу, так как здесь очень важно гарантировать безопасность перевозок. Безопасность пассажиров – это наш приоритет, и здесь мы не можем отступить от наших принципов.

Удалось убедить в этом бизнес?

Мне кажется, мы услышали друг друга. Думаю, мы на пути к «золотой середине», пытаясь учесть сложные экономические реалии, которые сейчас давят на бизнес, и одновременно фактор безопасности пассажирских перевозок. «Укрзализныця» трансформируется в открытую, публичную структуру. Мы открыли нашим основным клиентам и партнерам все данные нашего финансового плана на 2016 год. Мы открыты к обсуждению, готовы вместе анализировать каждую цифру. Готовы пояснять, где сокращение расходов привет к повышению рисков, связанных с безопасностью перевозок.

Когда вы готовы выйти на финальное решение?

Есть понимание, что переговоры необходимо максимально ускорить. Чем дольше затягивается принятие финансового плана, тем тяжелее негативные последствия. Не финансируются капитальные вложения, мы меньше вкладываем в развитие инфраструктуры и тяги. Но проблемы, которые начнет испытывать железная дорога, завтра отразятся и на грузоотправителях. В этом смысле мы все в одной лодке.

Какая, на ваш взгляд, оптимальная сумма капитальных инвестиций?

Я назову не оптимальную, а идеальную цифру (смеется). Идеальной можно назвать ситуацию, при которой ежегодный объем капитальных инвестиций в украинскую железную дорогу составил бы 35 млрд. гривен. Я осознаю, что в нынешней ситуации это объективно невозможно.

А сама железная дорога готова эффективно осваивать такие средства?

Нам также необходимо изменить свои подходы. Составлять план реконструкции не на год, а на три. Такой горизонт планирования позволит намного более эффективно развивать стратегические направления. Сегодня же мы вынуждены по большому счету работать в пожарном режиме. Да, мы обеспечиваем безопасность на необходимом уровне. Но мы должны видеть перспективу, понимать, что мы обновляем, модернизируем через год, через два, три.

Фото: Макс Требухов

В чем преимущества трехлетнего плана? Он позволяет рассматривать и решать большие стратегические задачи, то же создание коридоров. Есть важные вопросы, которые не решаются за год. Например, электрификация участка «Долинская – Николаев». Первый проект был создан еще в 2002 году. Пока нет утвержденного срока старта проекта, потому что это очень капиталоемкая и масштабная работа. Между тем, технологии не стоят не месте. За прошедшие десять лет появились двухсистемные электровозы, а, следовательно, проект необходимо корректировать. Поэтому очень важно иметь долгосрочный план, тогда мы сможем намного более эффективно использовать наши ресурсы.

Когда стоит ожидать появления такого плана?

Мы уже разработали пятилетнюю стратегию развития, которая будет презентована 20 марта. В этой программе будет четко расписано, какие электровозы, какие тепловозы, какие локомотивы будут приобретаться, какой участки пути реконструироваться.

Что будет сделано в этом году по обновлению путей, подвижного состава?

В этом финансовом плане мы закладываем капитальные инвестиции, и довольно большой объем работ будет выполнен именно в направлении модернизации инфраструктуры.

Что касается финансовых инструментов, планирует ли «Укрзализныця» привлекать дополнительное финансирование?

На сегодняшний день у нас достаточно большой кредитный багаж, и курсовая разница серьезно влияет на наши обязательства, ведь заимствования осуществлялись в валюте. В то же время мы проделали серьезную работу для того, чтобы снять с «Укрзализныци» чрезмерную финансовую нагрузку. Несколько дней назад держатели 99,8% наших евробондов проголосовали за реструктуризацию долговых обязательства «Укрзализныци» на тех условиях, которые мы согласовали в Лондоне в конце минувшего года. Я считаю, что это достижение нашей команды. И, безусловно, свидетельство доверия к нам со стороны наших зарубежных партнеров, которые готовы идти нам на встречу.

Реструктуризация – это важнейший фактор стабилизации финансового положения «Укрзализныци», которая в начале прошлого года неоднократно оказывалась на грани финансовой пропасти. Над ее успешным завершением мы работали не один месяц. Хочу также отметить, что мы не только закончили реструктуризацию внешней задолженности, но и заканчиваем реструктуризацию внутренней задолженности, тем самым открыв себе возможность привлечения активов.

Это значит, что в этом году процесс модернизации железной дороги станет намного более интенсивным?

Мы делаем для этого все возможное. Сегодня я веду переговоры с ведущими производителями техники, оборудования, технологий. Но для успешного их завершения нужна не только техническая программа, но программа привлечения инвестиций. Реструктуризация развязала нам руки, к 20 марта мы презентуем масштабный план действий.

Фото: Альона Шестопалова

В процессе реформирования железной дороги государственная Администрация реорганизована в ПАО. Уже есть первые положительные результаты такой трансформации?

Реорганизация в ПАО – это переход от устаревшей еще советской модели управления к передовому опыту Европы. В рамках Администрации ж/д транспорта повысить эффективность работы было невозможно. Процесс трансформации непростой, но мы должны пройти этот путь. Сегодня вместо госпредприятий уже сформированы филиалы, которые вошли в состав ПАО. Мы реформируем железную дорогу по тому образцу, по которому работает железная дорога в Германии и во Франции. Безусловно, с учетом специфики украинского законодательства и т.д. Это уже приносит свои плоды. Идет сокращение административного аппарата, многие процессы внутри предприятия значительно ускорились, мы становимся более мобильными, уходит бюрократия, повышается прозрачность. Это очень важно и с точки зрения снижения коррупционных рисков.

Как потенциальные партнеры оценивают перспективы развития «Укрзализныци»?

То количество встреч, которые мы проводим, говорит об одном – интерес к украинской железной дороге огромен. Мы провели переговоры практически со всеми крупными финансовыми институтами, которые занимаются кредитованием в Европе. Сейчас проводим переговоры по Бескидскому туннелю с ЕБРР и ЕИБ, идет активное обсуждение привлечения финансирования под проект электрификации участка «Николаев – Колосовка». Нас готовы поддержать ряд финансовых организаций государственного уровня Германии и Франции. Кроме того, мы сейчас проводим переговоры с представителями крупных финансовых организаций, которые занимаются поддержкой непосредственно производителей необходимого нам оборудования.

Как вы оценивает старт проекта Транскаспийского коридора?

Как такового старта еще не было. Был тестовый поезд, чтобы оценить ситуацию – где и какие существуют проблемы или ограничения. Запуск движения поездов мы планируем в марте. Когда «Шелковый путь» заработает, мы сможем доставлять груз из Китая до границы с Польшей за 11 суток. Практически то же время состав тратит на движение поезда через Россию. Конечно, остается вопрос цены. Но сейчас мы работаем над тем, чтобы запустить два парома, которые стали собственностью украинской железной дороги. Это позволит заметно удешевить перевозку грузов по «Шелковому пути», сделав маршрут более привлекательным и конкурентоспособным. Наши коллеги из Польши и Германии неоднократно заявляли, что они заинтересованы в создании этого транспортного коридора. И сегодня мы с ними работаем над формированием единой политики, чтобы создать единый тариф.

Фото: ukrspec.com

Для Украины этот маршрут имеет стратегическое значение, прежде всего, с точки зрения национальной безопасности. Мы еще в прошлом году предвидели риск транспортной блокады со стороны России. И заранее «подстелили соломки», активизировав переговоры по созданию коридора. Если бы этот процесс не был запущен «Укрзализныцей», нам бы сейчас пришлось начинать все с нуля. Созданию «Шелкового пути» я в свое время посвятил много времени и сил. Как видим, они принесли результат.

Тэги: грузоперевозки, железная дорога, Укрзализныця, Александр Завгородний
Печать
Читайте в разделе
Анонс
Выбор читателей