Ольшанский: "Государство уже 20 лет ведет войну с IT-шниками. И эту войну выигрывает"

Печать

Руководитель холдинга Internet Invest Group (компании Imena.ua, MiroHost и др.), глава оргкомитета крупнейшей украинской конференции iForum Александр Ольшанский рассказал LB.ua о том, как будет работать интернет в оккупированном Крыму, что переменилось в IT-сфере с приходом новой власти и сможет ли Россия создать свою альтернативную сеть.

Фото: Макс Левин

О КРЫМЕ

- Вы только с какого-то важного заседания. Что это была за встреча?

- Госагентство по вопросам науки и инноваций вместе с Нацкомиссией по связи проводили совещание, посвященное последствиям оккупации Крыма. Рассматривали вопрос по поводу украинских доменов gov.ua, которые принадлежат крымским органам власти (которые теперь стали не украинскими). То есть используют их незаконно. Есть два способа, как эти домены вернуть Украине. Первый способ заключается в том, что вышестоящие органы госвласти должны сообщить администраторам доменных зон, кого считать легитимным представителем, а кого нелигитимным. Второй способ — вернуть доменные имена через суд.

Гораздо более сложная проблема связана с ip-адресами (уникальным сетевым адресом узла в компьютерной сети, - LB.ua) в Крыму. Украина, как и Прибалтика, получает адреса в Европе, в Амстердаме, в организации RIPE, а Россия — в Москве в организации RIPN. В начале 90-х был целый скандал из-за того, что Украина получает ip-шники в Амстердаме, а не в Москве. . Надо людям, которые добились этого, дать Героя Украины. А то бы мы имели большую проблему... Потому что это некий инструмент контроля.

Раньше в RIPE существовала простая процедура переуступки ip-шников от одного юрлица другому. Года четыре назад эту процедуру временно заблокировали из-за спекуляций на вторичном рынке адресов. И вот сейчас она понадобилась для Крыма, ведь там все юрлица будут меняться. Сейчас есть новая процедура и надо помочь крымским компаниям через эту процедуру передать свои адреса филиалам на материк.

В противном случае пострадают около 600 предприятий в Крыму, которым нужно будет перерегистрироваться, поменять печати и, в результате, лишиться ip-адресов. Потому что переоформить они их не смогут. RIPE заберет у них адреса по процедуре, а они пойдут получать адреса в Москве. Я уж не говорю о том, что это все денег стоит, что адресов нет... Это большая проблема для крымских компаний.

- Как это отразится на простых пользователях?

- При переоформлении ip-адресов в Крыму могут возникнуть проблемы с интернетом. Сложности с маршрутизацией могут быть, как этот траффик будет ходить...

Будет всех колбасить перманентно. В компании А это займет один день, а в компании B — полгода, а в компании С начнется через полгода. Может быть, что клиент просто перестанет получать услугу интернет. Нет адресов — нет провайдера. Конец связи в прямом смысле этого слова.

Компании будут испытывать с этим проблемы, и эти проблемы отразятся на пользователях. Может быть огромное количество последствий. Интернет может начать фильтроваться, может начать плохо работать, может подорожать, может не работать, может работать по понедельникам и не работать по вторникам... Возможны разные ситуации.

ОБ iFORUMе

- Вы — один из организаторов крупной конференции интернет-деятелей iForum. Как в этом году прошло мероприятие?

- Отлично. Людям понравилось. Одной из целей именно в этом году было вывести людей из состояния шока. Направить их в какое-то созидательное русло. Понятно, компании получили какой-то объем рекомендаций, как действовать в условиях кризиса, какой-то объем новых идей. Но настроение людей — это важно. С этой точки зрения мероприятие прошло хорошо.

- А с точки зрения окупаемости?

- Точно не могу сейчас сказать. Я думаю, что оно будет чуть-чуть убыточным. Мы готовились к большим убытком, но в последние 4-5 дней почти 2000 посетителей докупили билеты. Это связано с тем, что в такой кризисной ситуации люди заранее ничего не покупали. Мы были немного к этому не готовы, поэтому в последние дни доставляли стулья. Последнюю порцию денег мы получили через несколько дней после конференции из-за того, что люди платили карточкой чуть ли не в день конференции и банк несколько дней эти деньги переводил.

- Многие стенды были оформлены в довольно революционном стиле.

- Атмосфера была хорошая. В этом году все отметили, что аудитория значительно лучше. Было чуть меньше людей — 5000 вместо 7000, но эта аудитория была на качественно другом уровне. Люди быстро включались, задавали хорошие вопросы.

- В этом году на форуме был министр экономического развития Павел Шеремета. Кажется, впервые был политик такого уровня?

- Был министр, да. Но и до этого у нас были государственные деятели. В прошлом году были депутаты, еще были чиновники. Но приглашать госчиновников — это не наша цель, но каждый год мы приглашаем одного-двух государственных деятелей для того, чтобы они обозначили позицию государства и перспективы развития.

- Если говорить о трендах, то что бы вы отметили? Года два назад все интернетчики говорили о соцсетях, о мобильных приложениях, а что было темой №1 в этом году?

- В этом году, наверное, самый живой поток был е-коммерс. В этом году е-коммерс перестал быть специализированным потоком для интернет-магазинов, а стал потоком для обычных предприятий, которые свой товар продвигают в интернете. Конкурентное давление там уже такое, что они уже вынуждены применять решения, которые раньше применяли только большие интернет-магазины.

- Задумались о юзабилити...

- Юзабилити, конверсия, ремаркетинг — полный набор этих слов.

- То есть раньше им хватало сайта-визитки, а теперь эти визитки надо как-то развивать?

- Да.

О РОЛИ ГОСУДАРСТВА

- Есть проблемы в украинском интернете, о котрых говорят годами. Скоростной мобильный интернет, например. Вы верите, что полноценный 3-G появится в июне, как об этом заявляют украинские чиновники?

- Давайте дождемся июня и оценим... На мой взгляд, очень плохо, что Украина отстает в развитии целыми блоками и отраслями из-за того, что кто-то не может поделить деньги. 3-G можно было внедрить в Украине 10 лет назад. 10 лет!

- Власть поменялась...

- Да чиновники те же самые остались. Да и проблемы-то не в фамилиях. Проблемы в процедурах. Поставьте на это место другие фамилии — процедуры будут те же самые. А у нас не то что процедуры, у нас и фамилии не сильно-то поменялись.

У нас все госорганы занимаются регулированием чего-то, а не развитием. Нет 3-G, ну и ладно, зато все “отрегулировано”, а то, что страна отстает - так задачи развивать у соответствующего госоргана и не было.

Фото: Макс Левин

- Ну вы известны своими ультралиберальными взглядами...

- Я не знаю, что такое ультралиберальные взгляды. Например, Нацкомиссия по связи в «Правилах надання та отримання телекомунікаційних послуг» регулирует, сколько должно быть на предприятии инженеров и какой они должны быть квалификации. Этого не делал даже Госплан СССР!

А ведь, вы понимаете, это огромное количество людей работает. Какое-то количество людей это контролирует, кто-то меры принимает, какие-то санкции, потом предприятия судятся. Представляете весь этот ком, который порождает одно такое решение. А этих решений в стране тысячи! Их даже десятки тысяч. Когда государство перебирает на себя абсолютно не свойственные ему функции.

- У многих еще месяц назад было ощущение, что Майдан победил — будем жить в другой стране...

- Кто, по-вашему, написал законы 16 января?! Ведь у всех этих законов есть авторы. Это же не прилетели инопланетяне. И они еще напишут, вы не сомневайтесь. К законам 16 числа нужно относиться как к программе действий, которая существует в украинских органах власти. И эта программа действий будет выполняться, независимо от того, Майдан победил или нет. И остановить эту программу действий может только сопротивление гражданского общества. Не разовое, а постоянное. И не только на Майдане, а на местах. Прежде всего на местах.

Пока украинский бизнес и украинские граждане будут попустительствовать наступлению на свои права, это наступление будет продолжаться. Оно продолжается все 23 года.

- Недавно СБУ задержала российского журналиста якобы за шпионаж — он снимал скрытой в очках камерой гособъекты. Это наступление на право человека пользоваться гаджетом или нет?

- Сама по себе съемка скрытой камерой — это нехорошо, но на шпионаж не тянет. Тут надо детально разбираться, что он снимал. Снимал ли он в самом деле что-то тайное или просто здания?

Совершенно не сомневаюсь в том, что в стране работает широкая сеть российских шпионов. При этом я совершенно не сомневаюсь в том, что какие-то люди могут фальсифицировать борьбу с российскими шпионами. Потому что зачем их ловить, когда можно отчитаться. Поэтому одно другому совершенно не противоречит.

Профессионализм наших спецслужб... Мы понесли тяжелые потери за нашу 20-летнюю или 15-летнюю, по крайней мере 4-летнюю политику. Фактически Украина устроена таким образом: любое силовое ведомство превращается в ведомство по зарабатыванию денег. Впрочем, не только силовое — любое другое государственное ведомство. У силовиков больше всего полномочий, поэтому их активнее всего использовали в зарабатывании денег. Естественно, при этом остальные их функции атрофируются.

Фото: Макс Левин

О ЦИФРОВОМ СУВЕРЕНИТЕТЕ

- Разговоры о "цифровом суверенитете" - это тоже попытка ограничения прав?

- Наоборот, речь идет о развитии украинских интернет-ресурсов. О том, чтобы создать условия, при которых в достаточной степени разовьются технологии, которые позволят людям не попадать под регулирование других стран, иногда враждебных. Это невозможно сделать государственным финансированием. Нельзя сказать: вот вам мешок денег — строим украинский интернет, социальную сеть, поисковую систему, еще что-то такое. Не сделает это государство.

- А наши IT-шники могут это сделать?

- Наши IT-шники могут сделать очень многое. Но государство с ними ведет войну уже 20 лет и эту войну выигрывает. Важно понять, почему это происходит. Потому что в какой-то момент любой предприниматель, который хоть что-то стоит в этой стране, машет рукой и регистрирует компанию в Силиконовой долине. Ему даже для этого туда лететь не надо. Лететь — это крайняя точка. Улететь может и обычный предприниматель. А хитрость IT в том, что лететь никуда не надо — все это делается кликом мыши.

- С разработчиками понятно. Но почему пользователи выбирают среды, которые контролируются другими странами?

- У них нет своих — вот и ответ. Поэтому идут Вконтакте, в Фейсбук, в Одноклассники.

- Своей соцсети в ближайшее время мы не дождемся, как я понимаю.

- Мы ее никогда не дождемся. Время социальных сетей уже прошло. Но есть же много других проектов.

- Если интернет так важен, почему на востоке страны идут бои за телевышки, а не за компании-провайдеры?

- А какой смысл это делать? Провайдер не контролирует контент, в отличие от ситуации с телевизором. Это распространенное заблуждение всех украинских чиновников. Они считают, что провайдер все контролирует. Можно разве что все отрубить, но я бы посмотрел, согласятся ли с этим люди. Если местное донецкое население готово остаться без связи, пусть идут, захватывают. Но мне кажется, что они не готовы это делать, что там живет достаточно большое количество разумных людей.

Фото: Макс Левин

О РОССИИ

- В России было заявление о собственном интернете «Чебурашка», о поисковой системе «Спутник» и т.д. Это реально вообще?

- Технически это возможно. Основная проблема заключается не в том, чтобы создать. Основная проблема — убедить 140 млн граждан в том, что они готовы к самоизоляции.

- Как-то Китай это сделал?

- Там нет той степени самоизоляции. Каждый китаец знает, как посмотреть новости мимо Великого китайского фаервола. Одни делают вид, что ловят, другие, что не читают западные ресурсы. Здесь скорее нужно приводить в качестве примера Северную Корею. Взяли, и отрезали кабель. Если россияне к этому готовы... Это их страна, пускай так и делают.

- А заявление Путина, что «интернет придумали в ЦРУ» и что он «так и развивается»...

- Придумали его не в ЦРУ, да и в любом случае, это открытый стандарт, и те, кто его придумали, его совершенно не контролируют. Если уж быт ь совсем точным, то основа интернета, а именно обмен ip-пакетами развили на деньги агентства DARPA. Они финансируют откровенные безумства. Передачу мыслей на расстоянии, например. Одним из проектов, которые финансировала DARPA — был интернет. Они вкладывают небольшие деньги, чтобы проверить жизнеспособность идеи.

Но интернет, который нас интересует, именно web, изобрел вполне живой и здоровый Тим Бернерс-Ли. Он был изобретен в CERN, где этот коллайдер стоит. Он был изобретен именно для того, чтобы обмениваться информацией между группами ученых. Можете посмотреть его совершенно великолепное выступление на TEDx — один из лучших ораторов, которых я видел в своей жизни (ниже видео на английском, вы также можете настроить титры на удобном языке, - LB.ua).

- Так почему Путин видит в интернете какую-то угрозу?

- А почему Советский Союз видел угрозу в "Голосе Америки"? Если ты ориентирован на самоизоляцию, то любое внешнее воздействие для тебя враждебно. Моделей реакции на внешний вызов всего две. Либо ты этот вызов принимаешь и с ним работаешь. Либо ты от него отгораживаешься. Советский Союз не всегда был такой закрытый. Но в какой-то момент он ушел в жесткую самоизоляцию. Чем это закончилось, нам известно. Мне кажется, что это не очень хороший сценарий.

Но я еще раз хочу подчеркнуть, что это не наше дело. Мне всегда не нравится, когда россияне дают советы, как нам жить. Поэтому я воздерживаюсь от того, чтобы давать советы, как им жить. У меня может быть своя точка зрения. Но при этом у них... Ведь рейтинг-то Путина настоящий, никто в этом не сомневается? Не важно, почему он такой, но он настоящий. Если они поддерживают такой путь развития и считают, что это полезно для них, их детей, то пусть они так и поступают. Мне кажется, что надо быть честным в этом вопросе.

Тэги: Крым, интернет, оккупация, iForum, IT-отрасль, Павел Шеремета, Александр Ольшанский
Печать
Материалы по теме
Читайте в разделе

Выбор читателей
СБУ каже, що екс-нардеп від КПУ Александровська та її син давали міськраді Південного $ 9 000 за сепаратизм, хоча отримали від ФСБ на підкуп “у кілька разів більшу суму”. Як ви гадаєте, скільки грошей прислала ФСБ і який відсоток вкрали комуністи?