Налоговая реформа: нулевой этап

Печать

В преддверии формирования нового парламентского большинства и правительства самое время подвести итоги работы "предшественников". В частности, проанализировать достижения Минфина и Государственной фискальной службы (ГФС) в сфере реформирования отечественного налогового законодательства, которое по обновленным данным рейтинга Doing Business Мирового Банка занимает 108 место из 189 стран.

Фото: dumskaya.net

Судя по активной рекламной кампании "налоговой реформы", которую в преддверии выборов активно проводили замминистра Министерства финансов Денис Фудашкин и руководитель ГФС Игорь Белоус, они хотели бы, чтобы их работу оценили по последним, но так и не принятым нынешним созывом ВРУ предложениям. Мы это обязательно сделаем, но пока поговорим о том, что им сделать все же удалось.

Речь пойдет о законе, вводящем в Украине с нового года систему НДС-счетов, а точнее денежного обеспечения обязательств налогоплательщиков по уплате НДС. В правительстве уверены, что этот закон позволит искоренить в Украине схемы по хищению и формированию фиктивного налогового кредита НДС "налоговыми ямами". По мнению общественных и деловых платформ, таких как РПР, "Нова Країна", УСПП, ТПП и ВАР, этот закон узаконивает солидарную ответственность налогоплательщиков, которую с таким энтузиазмом неформально внедрял министр доходов и сборов в правительстве Азарова Александр Клименко.

Как это было

После "Налогового майдана" и до бегства Януковича из Украины все наиболее важные налоговые нововведения разрабатывались в строгой тайне от широкой общественности, затем вносились и молниеносно продавливались через налоговый комитет ВРУ, а затем и в пленарном зале.

Логика такого образа действий была проста – законы писались не для страны, а для режима, соответственно, руководство Миндоходов стремилось блокировать саму возможность возникновения организованного сопротивления, лишив зачатки гражданского общества времени для анализа предлагаемых законопроектов, подготовки контраргументации, коммуникации с народными депутатами, подачи поправок.

Законы принимались, но их качество было безобразным, что вынуждало власти вносить в них бесконечные правки, причем далеко не все их наиболее явные провалы устранены и на сегодняшний день.

Еще весной казалось, что данная порочная практика осталась в прошлом. Минфин, назначенный ответственным за разработку налоговой реформы, учредил аж 9 рабочих групп, куда пригласил достаточно широкий круг независимых экспертов. Параллельно, разработкой концепции налоговой реформы занялись под предводительством Павла Шереметы в Министерстве экономического развития и торговли (МЭРТ).

Павел Шеремета
Фото: www.dyvys.in
Павел Шеремета

Предвестники того, что старые практики никуда не делись появились еще во время принятия первого "антикризисного" законопроекта, который был продавлен Арсением Яценюком без обсуждения в Парламенте сразу в двух чтениях. После чего выяснилось, что он содержит много ошибок, которые нужно незамедлительно исправлять путем внесения изменений в только что принятый закон. Окончательно же, точки над "i" были расставлены в конце лета в ходе принятия правительственного закона об НДС-счетах.

17 июля Минфин разослал по бизнес ассоциациям и экспертам аж два варианта концепции введения НДС-счетов. Получив ответ, что одна из них ужасная, а вторая очень плохая, чиновники решили, что общество свой выбор сделало, соответственно, обсуждение вариантов реформы можно считать законченным, и 21 июля Кабмин внес законопроект №4309а в ВРУ. Тот факт, что в рамках Реанимационного пакета реформ было разработано альтернативное предложение о введении системы НДС-счетов, лишенной многих недостатков правительственной, но не в меньшей степени перекрывающий махинации с НДС, был просто проигнорирован – никто из чиновников даже не стал ее обсуждать.

После того, как 24 и 25 июля Парламент дважды отказался включить указанный законопроект в повестку дня, в игру снова включился премьер. О том, каково было давление на депутатов, можно судить по тому, что доработанная версия законопроекта была принята за основу и в целом уже 31 июля, т.е. на следующий день после его внесения и за четыре дня ДО ТОГО (это не опечатка), как он был передан в Налоговый Комитет ВРУ для рассмотрения.

Другими словами, никто из депутатов толком не знал, за что голосует, а те немногие, кто успел разобраться, были лишены возможности подать поправки. Последний штрих в картину вносит тот факт, что на сайте ВРУ отсутствует информация о поименном голосовании за законопроект №4309а, а при нажатии на ссылку с заключением Налогового Комитета открывается пустая страница.

Фото: EPA/UPG

Козлы отпущения и бенефициары

Центральная идея предложенной правительством системы – назначение козлов отпущения или, иными словами, узаконивание "солидарной ответственности" налогоплательщиков.

Теперь налогоплательщики, чтобы зарегистрировать налоговые накладные в системе электронного администрирования НДС, должны будут авансировать на НДС-счета суммы налога, который они только должны будут заплатить. Соответственно, если Вы купили товар или услугу по предоплате, а Ваш контрагент (по каким-то своим причинам) не внес соответствующую сумму на НДС-счет, Вы не получите зарегистрированной налоговой накладной, не сможете сформировать налоговый кредит, а значит будете вынуждены повторно заплатить перечисленный контрагенту НДС, но теперь уже в госбюджет.

Если же сделка предусматривает оплату по факту или после получения товаров/услуг, то продавцу придется "заморозить" подлежащий уплате в бюджет НДС на НДС-счете задолго до наступления срока уплаты: за 30-60 дней или до получения денег от покупателя. В результате, бизнес теряет часть оборотных средств, что, правда, является общей чертой всех возможных систем НДС-счетов.

Однако, проигрыш для бизнеса оборачивается выигрышем для правительства. Дело в том, что все НДС-счета решено открыть в Государственном казначействе, которое практически перманентно испытывает проблемы с нехваткой средств. В результате, возникает риск того, что налогоплательщикам будет весьма затруднительно возвращать переплаченные на НДС-счет средства, даже при подтверждении сотрудниками ГФС обоснованности такой транзакции, из-за их банального отсутствия на едином казначейском счете. Что же окажется в приоритете: финансирование бюджетных затрат или возврат долгов бизнесу, легко спрогнозировать, если вспомнить об извечной проблеме невозмещения НДС.

Более того, нужно учесть, что все работающие в Украине банки потеряют около 20 млрд грн. из менее чем 40, находящихся на их корсчетах в НБУ. Неизбежный кризис ликвидности вынудит их обращаться за дополнительным рефинансированием в НБУ. Что, в свою очередь, приведет к росту расходов банковской системы, а значит и стоимости кредитования.

Фото: Макс Левин

Было ваше стало наше

Позаботились авторы закона также и о том, чтобы дать ГФС максимально широкие возможности по "прощению" налогоплательщикам бюджетной задолженности по возмещению НДС.

Первый же вопрос, который возникает при изучении принятого текста, а где же положения о порядке учета в новой системе НДС-счетов накопившейся на 1 января 2015 года переплаты по НДС, заявленной плательщиком в счет уменьшения налоговых обязательств будущих периодов? Такого порядка нет, есть упоминание, что он должен быть утвержден правительством, однако в принятом Кабмином Порядке об электронном администрировании НДС об этом также нет ни слова. Что же произойдет, если такой порядок так и не будет установлен? Правильно, сотрудники ГФС в ручном режиме будут решать, кому перенести соответствующий налоговый кредит на НДС-счет, а кому нет. Думается, излишне говорить о том, какие это дает широкие возможности для налогового рэкета.

Еще одним способом "простить" государственные долги стала ликвидация "неавтоматического" возмещения НДС. Так, если налогоплательщик не отвечает критериям автоматического возмещения, он может претендовать только на отнесение переплаченного НДС в счет уменьшения будущих обязательств по уплате НДС, но не на его возмещение. В результате, если у предприятия налоговый кредит перманентно превышает обязательства, для него налог на добавленную стоимость превратится в налог с оборота, т.к. он никогда не сможет вернуть себе переплату. Конечно, выход есть - заняться торговлей накопленным налоговым кредитом. Но это ведь тоже схема, которую ГФС стремиться блокировать, соответственно, с ее реализацией могут возникнуть сложности, вроде признания сделок безтоварными.

Параллельно оказалась решена и еще одна "проблема", давно терзающая налоговиков – отсутствие ручного контроля за единственной действующей в Украине системой господдержки сельхозпроизводителей, специальным режимом уплаты НДС. До сих пор, сельхозпроизводители сами начисляли НДС к уплате; сами, в соответствии с положениями о спецрежиме, направляли его на спецсчет; и сами же распоряжались накопленными на спецсчете средствами, покупая факторы производства: ГСМ, удобрения, средства защиты растений, семенной материал и пр. Теперь, они должны будут, как и все, авансировать НДС, подлежащий уплате, на НДС-счет, а затем уже ГФС будет решать, когда и в каком объеме перевести их с НДС-счета на спецсчет сельхозпроизводителя. Учитывая практику возмещения налоговой НДС, возникают серьезные опасения, что теперь аграриям будет совсем не так просто получить причитающиеся им средства, а возможно и не дешево.

Фото: marketplace.org

Если Вы решили, что это все предусмотренные законом возможности забрать Ваши деньги, Вы ошибаетесь. Теперь, если налоговики по какой-то причине решат, что та или иная фирма отсутствует по адресу госрегистраци (например, придут и не застанут директора), они могут просто лишить предприятие статуса плательщика НДС и закрыть НДС-счет, перечислив все имеющиеся на нем средства в бюджет, независимо от того, какая часть из них должна была быть заплачена государству, а какая возвращена налогоплательщику. Согласитесь, фантастическая возможность для выполнения планов по мобилизации доходов в бюджет, а точнее по экспроприации принадлежащих бизнесу денежных средств.

Альтернатива есть

А была ли альтернатива, принятому правительством закону? Ведь, если несмотря на все его недостатки, альтернативой ему является сохранение схем "обналички" и торговли фиктивным налоговым кредитом НДС, все жертвы оправданы. Альтернатива есть и, более того, она была опубликована в СМИ и обсуждалась широким кругом экспертов. Заметим, что это обсуждение пошло ей на пользу, ибо если сравнить ее первоначальную версию и ту, что описана в последней совместной презентации РПР и ряда других организаций, концепция заметно изменилась в лучшую сторону. Собственно, в этом и заключается эффект публичного обсуждения и учета чужих точек зрения, чего так не хотят делать наши налоговики.

Суть соответствующих предложений заключается в том, чтобы отделить движение НДС от движения основных средств, создав специальные НДС-счета, с которых налогоплательщик может снять лишь сумму, не превышающую ту, что он ранее на него внес. При этом он может свободно перечислять имеющиеся на НДС-счете средства на другие НДС-счета, в том числе своим поставщикам, а также в госбюджет в счет уплаты налоговых обязательств.

Также, для пресечения махинаций с налоговым кредитом устанавливается, что налогоплательщик может предъявить к возмещению только ранее оплаченный налоговый кредит, более того, если по прошествии 180 дней с момента выписки налоговой накладной, НДС так и не был перечислен покупателем на НДС-счет продавца, налоговая накладная аннулируется.

Этих трех условий оказывается более чем достаточно, чтобы уничтожить схемы как по обналичке НДС – теперь «фирма-бабочка» не сможет снять соответствующие средства с НДС-счета, т.к. она их туда не вносила; так и по торговле фиктивным кредитом - какой смысл его покупать, если через 180 дней он будет снят, а деньги при этом так и останутся лежать на НДС-счете, пока их не заберет налоговая?

Фото: www.volynpost.com

При этом НДС-счета разрешается открывать во всех банках 1, 2 и 3-ей категории классификации НБУ, т.е. в тех, которые сам регулятор считает достаточно надежными, а свободное перемещение средств между НДС-счетами в разных банках вынудит последних начислять на них проценты. Другими словами, банки не теряют ликвидность, а налогоплательщики проценты, начисляемые на остатки средств на их НДС-счетах.

Кроме того, в рамках данной концепции не возникает солидарной ответственности, т.к. налоговая не может требовать заплатить в бюджет сумму НДС, которая была перечислена на НДС-счет продавца. Также отменяется сама возможность лишать налогоплательщика статуса плательщика НДС из-за его отсутствия по месту госрегистрации. Ведь для обеспечения уплаты налога в бюджет важно не то, где находится Ваш директор, а наличие у Вас НДС-счета и соблюдение банком правил его обслуживания.

Безусловно, и эта система возлагает дополнительное бремя на бизнес, в то время как большинство стран справляются с НДС-мошенничеством посредством регистрации в электронном реестре всех налоговых накладных. Однако правительство предпочло выбору между системой НДС-счетов РПР и отменой минимального размера операции, при котором не производится выписка налоговой накладной, свою систему, имеющую в действительности одно преимущество – возможность собирать больше, чем должны заплатить добросовестные налогоплательщики и "без спроса" пользоваться чужими деньгами.

Жизнь по средствам

Нужно признать, что при нереалистичном планировании доходов госбюджета возможность собирать больше, чем правительству должны заплатить, является необходимым условием политического (чит. "популистского") выживания. Ведь планирование от потребностей, а не от возможностей, позволяет оставить в стороне вопрос болезненных, но необходимых реформ по сокращению госрассходов.

Украинское государство в 2014 году установит своего рода антирекорд, перераспределит через бюджет около 50% ВВП. Заметим, что даже планировавшееся в начале года перераспределение через бюджет 45% ВВП вызывало более чем серьезные опасения отечественных экономистов. Причина проста: такую роскошь могут позволить себе только страны с высокопродуктивным госсектором и низким уровнем коррупции, Украина же их полный антипод – госсектор крайне неэффективен, уровень коррупции один из самых высоких в мире.

Так что единственная ответственная, с точки зрения заботы о будущем страны, линия поведения заключается в сокращении госрасходов, а не в наращивании возможностей для произвольного изъятия средств из экономики. На такое способны настоящие "политические камикадзе". Остается надеяться, что после завершения парламентских выборов и, соответственно, окончании очередного острого приступа популизма в новом созыве ВРУ и правительстве такие найдутся, а одним из их первых шагов станет исправление продавленной без лишних раздумий системы НДС-счетов.

Тэги: Минфин, налоги и сборы, законопроекты, НДС, Налоговый кодекс, Фискальная служба
Печать
Читайте в разделе
Анонс
Выбор читателей