"Зелёный" тариф: как избежать международного арбитража

Печать

У Украины сегодня масса наглядных примеров того, по какому руслу может пойти развитие "зелёной" энергетики. Вопрос заключается в том, будет ли Украина, во избежание собственных ошибок, принимать во внимание чужой опыт, особенно не совсем удачный. Примером недальновидной политики может быть Чехия, где с 2009 по 2012 годы количество электроэнергии, выработанной солнечными установками, увеличилось в 23 раза, достигнув совокупной генерации в 2086 МВтч. Это беспрецедентный рост среди всех стран ЕС. Но с последствиями такого стремительно роста, непрерывно сопровождающегося громкими скандалами, Чехия разбирается до сих пор.

Самая большая солнечная электростанция в Чехии (Ральско), 38.3 МВтч. Фото: www.reflex.cz
Самая большая солнечная электростанция в Чехии (Ральско), 38.3 МВтч. Фото: www.reflex.cz

На сегодняшний день использование возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в Украине сводится по большому счету к обсуждению приемлемой ставки "зелёного" тарифа и предсказуемости госрегулирования в этой области. Напомним, что в июне 2015 года парламент принял ряд законодательных поправок, предусматривающих, кроме прочего, снижение "зелёного" тарифа до среднеевропейского уровня, снижая, таким образом, ранее пролоббированный завышенный тариф для коммерческих солнечных электростанций. Это снижение не коснулось биомассы и биогаза, для которых "зелёный" тариф был даже увеличен.

Справедливо ли перекладывать этот груз выплат (да еще и с риском девальвации, поскольку тариф предусматривает валютную индексацию) на и без того хрупкие плечи потребителей? Вопрос риторический. Вопрос еще более риторический ввиду колоссальных потерь в электросетях вследствие их физической изношенности. К примеру, в 2013 году потери электроэнергии в сетях объединенной энергосистемы Украины достигали почти 11% (брутто) или 20,1 млрд кВтч. При этом в том же году доля потерь в распределительных сетях составила 12%. Потери планируется сократить до 10% к 2025 году и до 8% к 2035 году. Но это все в планах, а сколько их уже было? Деньги же из кармана потребителей на покрытие "зелёного" тарифа берут здесь и сейчас. Сами разработчики новой енергостратегии уточняют, что потери электроэнергии в сетях в Украине в два раза превосходят сопоставимые потери в сетях, например, в Германии и США.

В условиях отсутствия в электроэнергетике рынка как такового интрига в дальнейшем может заключаться лишь в том, будет ли увеличение доли ВИЭ в электрогенерации решаться за счет потребителей электроэнергии, для которых цена будет расти, или же за счет производителей электроэнергии из ВИЭ путем дальнейшего уменьшения "зелёного" тарифа. Не менее щекотливый вопрос, будет ли планируемая модернизация сетей успевать за развитием генерации из ВИЭ. Это особо актуально ввиду прогнозируемого дальнейшего интереса к фотовольтаике (производству энергии из солнечных батарей, - ред.) в Украине, даже не взирая на снижение "зелёного" тарифа. Прежде всего это объясняется неуклонным снижением стоимости солнечных установок вследствии технологических усовершенствований, повсеместного производств солнечных элементов в юго-восточной Азии и отменой в Украине летом 2015 года местной составлящей при строительстве солнечных электростанций.

Примером недальновидной политики может быть Чехия, где с 2009 по 2012 годы количество электроэнергии, выработанной солнечными установками, увеличилось в 23 раза. Это беспрецедентный рост среди всех стран ЕС. С точки зрения выполнения взятых на себя обязательств доля ВИЭ в электрогенерации Чехии должна достигнуть 13% до 2020 году. Хороших результатов с точки зрения достижения этой цели удалось достичь достаточно быстро. В 2010 году ВИЭ достигли 8.3%, а в 2012 году - 11.2%.

В целом же ситуация выглядит так: Чехия, пытаясь достигнуть нужных показателей любой ценой, в какой-то момент пустила ситуацию на самотек. Это не удивительно, если принять во внимание как минимум тот факт, что только в 2009-2010 годах шесть человек побывали министрами окружающей среды. Впечатляющая скорость ротации даже по украинским меркам.

"Зелёная" энергетика щедро финансировалась через "зелёный" тариф. Как следствие, произошел перекос в сторону фотовольтаики, как значительно менее затратного процесса электрогенерации по сравнению с той же биомассой. Так, например, в 2013 году совокупная сумма выплат по "зелёному" тарифу составила 44 млрд чешских крон (1,76 млрд дол. США), две трети из которых получила фотовольтаика.

Гарантированные цены на выкуп электроэнергии на протяжении 20 лет сделали ВИЭ привлекательным бизнес-проектом. В 2009 году "зелёный" тариф составлял 12.25 чешских крон за 1 тыс. кВтч (666 дол. США по состоянию на 2009) для установок до 30 кВтч и 12.15 чешских крон за 1 тыс. кВтч (660 дол. США по состоянию на 2009) для установок любой мощности, превышающей этот лимит. Привлекательность инвестиций в фотовольтаику обусловлена в значительной мере и сокращением периода возврата инвестиций до 7 лет с изначально ожидаемых 15 лет благодаря дешевым китайским солнечным панелям и снижению издержек на их установку.

Источник: Верховное контрольное управление Чехии, 6 января 2015 г.

Кроме этого, фотовольтаика стала привлекательной в условиях кризиса и нестабильности рынков, рассматриваемая в 2009 г. как оазис стабильности в виду гарантированных цен и сравнительно низких процентных ставок по кредитам. Как результат более 150 млрд. чешских крон было выделено в виде банковских кредитов на строительство объектов электрогенерации из ВИЭ.

Когда стало очедным, что количество солнечных установок стремительно продолжает увеличиватся и ситуация выходит из под контроля, угрожая значительным увеличением цены на электроэнергию для конечных потребителей, "зелёныф" тариф уменьшили. Эта мера не касалась солнечных панелей мощностью до 30 кВтч. Кроме того, на 2011-2013 гг. был введен дополнительный налог для фотовольтаики в размере 26% от доходов, получаемых от генерации. Более того закон имел обратную силу и взымался и с установок, которые были введены в эксплуатацию ранее. Недовольство участников рынка обострилось, но до кульминации было еще далеко.

Ситуацию стала еще больее патовой из-за возникающей технической невозможности принимать в сеть всю электроэнергию, производимую ВИЭ. Следует отметить, что расширение сети електропередач планируется завершить в Чехии до 2030 г. В частности, это касается линий электропередач напряжением 400кВ. По оценкам Еврокомиссии инвестиции на модернизацию сетей пока приходят медленно.

Именно поэтому сейчас Чехия делает ставку на развитие ВИЭ в генерации электроэнергии и тепла в домохозяйствах. Например, финансовая помощь предоставляется домовладельцам для подключения к централизованной системе теплоснабжения при условии, что ВИЭ составляют в ней более 50%. Вопрос создания стимулов для увеличения количества коммерческих солнечных электростанций не является для Чехии на сегодня актуальным. Субсидирование в основной массе касается уже действующих объектов генерации из ВИЭ.

Но даже в виду принятых мер и снижения "зелёного" тарифа, суммарные выплаты за электроэнергию по "зелёному" тарифу на 2016 г. составляют 42 млрд. чешских крон (1 млрд. 680 млн. дол. США) для установок ВИЭ, подключенных к сети до конца 2012 г. Чешский регулятор не утвердил "зелёный" тариф на 2016 г. и потребовал получения нотификации от Еврокомисии, мотивирует свое решение желанием разделить ответственность с Еврокоммиссией за принятое решение.

Инвесторы, в свою очередь, называют обращение к Еврокоммисси не иначе как бессмысленным поступком, поскольку в прошлом году Еврокоммиссия уже пришла к заключению, что чешское законодательство в области поддержки ВИЭ (закон № 165/2012 Сб. о субсидируемых источниках энергии) не нарушает правила конкуренции единого рынка ЕС. И подчеркивают, что взятые на себя обязательства по выплатам по "зелёному" тарифу придется выполнять в любом случае.

Регулятор, со cвоей стороны, отмечает, что в случае многих солнечных электростанций возврат инвестиций уже произошел и речь идет о получении чистой прибыли за счет обычных потребителей электроэнергии. Не прибавляет оптимизма регулятору и тот факт, что по оценкам Верховного контрольного управления Чехии совокупно за все годы сумма выплат по "зелёному" тарифу до 2030 г. достигнет 1 трилионна чешских крон (40 млрд дол. США) . А это для сравнения ни много ни мало – примерно 19.5% ежегодного ВВП Чехии.

Участники рынка сейчас на низком старте и грозят регулятору исками в международный арбитраж в случае невыплаты "зелёного" тарифа в январе 2016 г. До конца 2015 г. глава регулятора была на рождественских каникулах. Развязку эпопеи следует ожидать в первые недели или же месяцы 2016 г.

В целом Украине следовало бы присмотреться к этой ситуации и посмотреть, чем для Чехии закончатся судебные иски, вероятность которых пока высока. Эта ситуация наглядно демонстрирует то, к чему может привести непродуманная политика в области ВИЭ и что пересмотр взятых на себя обязательств может иметь неприятные последствия для государства.

Особенно нелицеприятными такие последствия могут быть для неплатежеспособного государства, каким на сегодня является Украина. Вопрос заключается в том, будет ли Украина принимать во внимание чужой не очень удачный опыт, как в случае с Чехией, в попытке избежать похожего сценария развития зелёной энергетики или же предпочтет набивать свои собственные шишки.

Тэги: энергетика, Чехия, альтернативная энергетика
Печать
Материалы по теме
Читайте в разделе

Выбор читателей
Слідчі ГПУ прийшли з обшуком до Клюєва та Сівковича, але випадково потрапили до Ляшка. Як таке могло статися?