Идем не тем курсом: новые вызовы 2016

Печать

Уверенно смотреть в будущее можно только тогда, когда трезво видишь ошибки, которые совершил в прошлом. Резонно задается вопрос: как оценить экономические итоги 2015 года, когда страна второй год подряд находится фактически в состоянии войны, к которой добавилась тяжелая торговая война с Россией, а на мировых рынках произошел обвал цен? Без потерь таких мощных вызовов не выдержит ни одна экономика мира. Чего же было ждать нам – вопрос риторический. И Правительство еще в начале года заявило, чего ждать нам в этом году – падение производства и ускорения инфляции. Де факто так и произошло, но масштабы несколько разнятся.

Простые расчеты показывают, что из ожидаемых 10,5% падения ВВП в 2015 году около 5,5% падение связано именно с перечисленными объективными факторами. Однако остальные 5% - это бездарная экономическая политика Правительства и НБУ, которую они пытаются замаскировать под объективные факторы. Более того, наши оценки де-факто подтверждает и правительственный прогноз на 2015 год, принятый в феврале. Ведь именно в нем специалисты (не политики) закладывали влияние объективных факторов на уровне 5,5% падение. Согласитесь, что закладывать в прогноз неэффективность государственной политики было бы, по крайней мере, глупо.  

Фото: Макс Требухов

Я не сомневаюсь, что политические лидеры, которые очень любят жонглировать цифрами, а особенно цифрами ВВП, скоро отчитаются о незначительном, но положительном, по их мнению, прогрессе с улучшением квартальных данных ВВП в течение 2015 года. И что это им лично позволяет с большим оптимизмом смотреть в 2016 год.

Да, действительно, тенденция к замедлению сокращения ВВП наблюдалась все четыре квартала прошлого года, но в итоге ВВП страны сократился даже больше, чем в 2014 году - году аннексии Крыма и Севастополя, ожесточенных военных действий на востоке, полной перезагрузки власти. И о каком улучшении тут можно говорить?

Аналогичная ситуация наблюдается и в промышленности. По итогам 2015 года падение составило 13,4% (10,1% в 2014 году). Промышленное производство сократилось в 22, а не 2-х регионах страны и во всех агрегированных видах промышленной деятельности. Производство в пищевой промышленности уменьшилось на 11%, машиностроении – почти на 15%, химической промышленности и металлургии – на 16% в каждой. Основными причинами падения в промышленности называются как комплекс внешних (плохая ценовая ситуация на мировых рынках), так и внутренних (низкий внутренний спрос, логистические проблемы, высокая стоимость энергоносителей) факторов.

Но все эти проблемы мы имели и в 2014 году. Поэтому перечисленные выше факторы хотя и являются действительно весомыми факторами падения в промышленности, но они являются не единственными причинами этого. Кроме того, в отличие от 2013 и 2014 годов, когда мы имели снижение в промышленности, но оно было компенсировано ростом в сельском хозяйстве, в 2015 году уже не было этого позитивного вклада агрокомплекса в ВВП. По итогам года сокращение объемов сельскохозяйственного производства составило 4,8% (рост на 2,2% в 2014 году и на 13,6% в 2013).

Фото: www.capital.ua

Отдельно хочу остановиться на строительной отрасли, которую каждое новое правительство декларирует, как ключевой драйвер будущего экономического подъема Украины и на развитие которой будет сосредоточено его внимание. На сегодня итогом этого внимания стало лишь очередное сокращение объема работ почти на 15%, несмотря на бесконечную дерегуляцию данной сферы, которая продолжается уже на протяжении последних четырех лет. То есть тенденцию не сломано. Сокращение производства наблюдалось во всех агрегированных видах строительства: жилых зданий – на 3,5%, нежилых – на 17,8%, инженерных сооружений – на 18,5%. Замечу, что при этом расходы сводного и местных бюджетов на финансирование строительных работ выросли в разы. Так, в 2015 году объемы расходов из сводного бюджета на капитальное строительство (приобретение) составили 8,3 млрд. грн. (1,9 млрд. грн – в 2014 г.), капитальный ремонт – 10,5 млрд. грн (4,4 млрд. грн), реконструкцию и реставрацию – 6 млрд. грн. (1,9 млн. грн). Учитывая данные показатели, можно представить, насколько сократились объемы строительства выполненные на заказ негосударственного сектора. А это – лучший индикатор веры в будущее и реальная оценка результативности дерегуляции в данной сфере.

А самые высокие проценты роста среди ключевых показателей социально-экономического развития страны были "достигнуты" в ценовой сфере. По итогам года потребительские цены выросли на 43,3% (на 24,9% в 2014 году), в том числе базовая инфляция составила 34,7% (за существенной девальвации обменного курса гривны), а небазовая – 50,9% (обусловлено повышением цен/тарифов на природный газ (в 3,7 раза), электроэнергию (в 1,7 раза), горячую воду и отопление (в 1,8 раза)). То есть, каждый инфляционный скачок в 2015 году был результатом прямого действия или бездействия власти, которая позволила выйти из-под контроля панике на валютном рынке, что спровоцировало одну из самых высоких в мире девальвацию, либо собственными решениями повысила тарифы в одном из самых коррумпированных и непрозрачных секторов экономики – энергетике.

Логическим продолжением стагнации в экономике стало дальнейшее ухудшение ситуации на отечественном рынке труда. Уровень безработицы, определенный по методологии Международной организации труда, вырос по итогам первого полугодия 2015 года до 9,2 % против 8,6 % в первом полугодии 2014.

И даже сокращения и увольнения работников не позволило удержать от падения реальный уровень заработной платы не уволенным работникам и не допустить роста задолженности. Сокращение реальной (с учетом инфляции) среднемесячной заработной платы по итогам января-ноября 2015 года составило 21,1 %. Сумма задолженности по выплате заработной платы по состоянию на 01.12.2015 составила 2 млрд. грн., что в 1,5 раза больше, чем на начало 2015 года.

Встреча с работодателями во время ярмарки вакансий для переселенцев из зоны АТО в Днепропетровском центре занятости
Фото: www.dcz.gov.ua
Встреча с работодателями во время ярмарки вакансий для переселенцев из зоны АТО в Днепропетровском центре занятости

Относительно внешнеэкономических результатов, они также неутешительны. Согласно последним отчетным данным Госкомстата по итогам января-ноября 2015 года экспорт товаров уменьшился на 30,9%. То есть отечественные производители не смогли воспользоваться девальвационными преимуществами и действием ЗСТ в одностороннем порядке (экспорт товаров в ЕС сократился на 26%).

Соответствующим образом на проблемы в экономике отреагировала и динамика импортных поставок. По итогу 11 месяцев 2015 года импорт товаров уменьшился на 31,2%. Но здесь нужно не только радоваться данной ситуации, ошибочно считая, что происходит импортозамещение. В структуре импорта значительную долю занимают инвестиционные товары, которые не имеют отечественных аналогов, и товары промежуточного потребления, которые используются, в частности, и для производства отечественных потребительских товаров и товаров, которые после обработки, поставляются на экспорт.

И последнее - стагнация в инвестиционной сфере (по данным Госстата за 9 месяцев 2015 года объем освоенных капинвестиций сократился на 6% (по итогам 2014 года сокращение на 24%)), которая длится на протяжении трех последних лет, кроме прямого отрицательного вклада в ВВП в соответствующих годах, также сводит к минимуму перспективы быстрого восстановления экономического роста. Учитывая существующую производственную базу, состояние инфраструктуры и прогресс, который достигли страны-конкуренты в развитии высокотехнологичных производства, Украине для компенсации сложившегося разрыва потребуются десятилетия и колоссальные инвестиционные ресурсы. Разумеется, все это имеет смысл лишь при условии, если мы планируем производить что-то более наукоемкое, чем кукуруза.

Исходя из таких итогов, по моему мнению, самым большим вызовом для экономики Украины в текущем году будет сохранение того же самого Правительства и руководства НБУ.

Фото: www.kmu.gov.ua

Вместе с тем, рассматривая экономические факторы, отмечу следующие.

Среди объективных вызовов в 2016 году останутся все те же самые, что мы имели в 2015 году: падение цен на мировых рынках, замороженный конфликт на территории Украины, аннексия Крыма. Также к ним добавится вступление в действие политически мотивированных решений со стороны РФ относительно продовольственного эмбарго и прекращении ЗСТ с Украиной, наши решения, принятые в ответ, приостановка транзита третьих стран мира через территорию РФ, а также возможное расширение границ торговой войны как на другие группы товаров и услуг со стороны РФ, так и на другие страны-члены СНГ.

При этом на решение со стороны РФ мы практически не можем влиять, вместе с этим наши решения должны быть экономически просчитанными и обоснованными. При реализации внешнеэкономической торговой политики всегда нужно учитывать экономический размер стран-сторон участниц конфликта и масштабы потенциальных экономических потерь, которые могут понести все участники от твоих действий, чтобы в итоге собственные действия не нанесли тебе большего вреда, чем твоему противнику.

Справочно. ВВП продукт России по ППС по 2014 год оценивается на уровне 3,56 трлн.долл.США, а Украины – 373 млрд долл.США.

То есть, если бы мы хотели нанести РФ сопоставимый с нашими потерями от их недружественных действий в торговле вред, мы должны были бы ввести ограничения против товаров российского происхождения в номинальном объеме почти в 10 раз больше, чем их действия против наших товаров, а соответственно и существенно ухудшить условия для собственной экономики (ограничивая поставки собственной продукции, уменьшая приток валюты в страну и уменьшая объемы производства). Вместе с этим, согласно принятому решению, экономика России даже не почувствует наших запретов и ограничений, но для отечественной экономики они станут дополнительным ударом. То есть такими действиями мы наносим ущерб себе и не достигаем ни экономических, ни политических последствий для страны-агрессора. Так стоило ли их принимать. Вопрос не экономический, а политический, который, по моему мнению, должен принять народ Украины каждый день, покупая товары в магазинах.

Среди других вызовов и рисков, которые уже не являются объективными, а являются результатом хозяйствования власти, следует выделить следующие.

1. Выстраданная Зона свободной торговли с Европейским сообществом.

Фото: zn.ua

На протяжении последних лет тема ЗСТ с ЕС выступает, как «священная корова» украинской политики. А после событий 2014 года о ней можно говорить или только хорошее, или молчать. Я глубоко уважаю выбор нашего народа и мой личный выбор является таким же. Кстати, именно в мою бытность Министром экономики Украины мы начали переговоры о ЗСТ с ЕС и провели 19 раундов переговоров. Но в дальнейшем, отсутствие профессиональной дискуссии относительно выгод и потерь от ЗСТ с ЕС, тех вызовов, которые появляются перед Украиной и нашего ответа на них, вызывает довольно неприятные ассоциации.

Остановлюсь исключительно на экономической составляющей данного процесса.

Я считаю, что те условия, на которых мы подписали ЗСТ с ЕС, невыгодны для Украины и мы будем ощущать их негативное влияние минимум на протяжении ближайших 3-4 лет. Мы не готовы до тех обязательств и условий, которые мы приняли при подписании документа. Еще раз замечу, что я сейчас не рассматриваю геополитический выбор страны, а рассматриваю только экономическую составляющую ЗСТ. Вместе с тем, те преференциальные выгоды, которые мы получили от Зоны свободной торговли, не перекроют потери, которые мы понесем от, во-первых, открытия внутреннего рынка для европейских производителей и, во-вторых, потерь на восточном направления торговли. Среди таких «преференций», в частности квотирование – нетарифное ограничение в торговле. Так, по состоянию на 8 января 2016 года европейским покупателям были открыты квоты на поставки в ЕС 295,4 тыс. т украинской пшеницы, что составило 31,1% от годовой квоты. Квота на импорт кукурузы в размере 400 тыс. т была выбрана импортерами полностью.

2. Еще один вызов – это новый Меморандум с МВФ.

Подписание каждого очередного Меморандума о сотрудничестве с МВФ сопровождается победными лозунгами, что это позволит, во-первых, стабилизировать валютный рынок в стране, а, во-вторых, станет позитивным сигналом для иностранных инвесторов. А что мы имеем де-факто? Правительство уже практически два года сотрудничает с МВФ. Я думаю, напоминать о валютном рынке за эти два года и «инвестиционном буме» в стране будет не уместным. И при этом мы выполняем рекомендации МВФ, особенно те, которые являются наиболее популярными и самыми болезненными для населения страны (рост тарифов, замораживание социальных выплат, свободное курсообразование и тому подобное). А экономические перспективы страны при этом становятся все более туманными и недостижимыми. На простой вопрос почему – простой ответ: рекомендации МВФ не имеют целью стимулирования экономического роста и обеспечения процветания страны. Главная их цель – не допустить «заражения» дестабилизационными процессами других стран через каналы движения капиталов и товаров. Проще говоря – потушить пожар, пока он не перекинулся на соседние дома.

Фото: www.facebook.com/minfin.gov.ua

При этом мало кто реально оценивает профессиональный уровень экспертов МВФ и их способность отойти от книжных постулатов реализации экономической политики в странах с переходной экономикой. Поэтому и рекомендации обычно одни и те же: сократить дефицит бюджета, уменьшить социальные расходы, повысить тарифы, реализовывать политику гибкого валютного курса.

Сейчас Правительство и НБУ получают очередную порцию «экспериментальных предложений» экспертов фонда в отношении экономической, финансовой, денежно-кредитной политики, которые необходимо реализовывать в текущем году. Судя по заявлениям руководства Правительства и Банка, ради получения очередного транша, они готовы принять и реализовывать данные «предложения», не анализируя, в очередной раз, их возможные последствия и не прорабатывая альтернативные предложения. А они являются крайне необходимыми. Если в 2016 году не запустить экономику – мы ее потеряем. Необходима программа модернизации. Действия по принципу «состояние пациента тяжелое, но стабильное» - это путь к окончательному превращению Украины в страну из группы сырьевых низкоразвитых экономик.

3. Девальвационное латание бюджета.

Фото: Виталий Головин/delo.ua

Что точно вынесли руководители Правительства с 2015 года, так это то, что раздутую доходную часть бюджета можно довольно легко выполнить, если собрать девальвационный и как следствие, инфляционное налоги с экономики.

Даже предварительный анализ бюджета показывает, что ожидания в отношении поступлений налогов и сборов в 2016 году с учетом принятых налоговых решений являются слишком оптимистичными и их выполнение возможно при условии очередного обесценивания гривны.

4. Неумелая и поспешная налоговая реформа... А в целом то, что произошло в конце года, даже правительство избегает называть реформой, говоря о продолжении работы над ней.

Пренебрежение нормами действующего законодательства уже стерло границы между этой властью и ее «попередниками». Но сейчас правовой нигилизм оправдывается необходимостью ускорения и реального внедрения реформ в стране. У меня лично возникает эффект дежавю.

Так, действующий Бюджетный кодекс имеет норму в соответствии с которой любые изменения в налоговое законодательство должны быть приняты не позднее чем до 1 июля года, предшествующего введению налоговых новаций. А у нас, так называемая налоговая реформа, была проголосована депутатами, как фактически часть бюджета на 2016 год, 25 декабря и ее основные нормы вступили в силу уже с 1 января 2016 года. При этом принятый вариант – это совсем не то, что в конце года худо-бедно обсуждался в экспертных кругах. Отечественный бизнес в очередной раз перед самым началом нового финансового года был поставлен перед фактом. Уже не только Правительство не занимается стратегическим планированием, но и бизнес вынужден жить от решения к решению. О какой конкурентной борьбе можно говорить.

Понятно, что никакого основательного экономического анализа введенных налоговых новаций и их последствий для экономических субъектов никто не проводил и не мог провести, учитывая процедуру и сроки принятия решений. Значительная часть подзаконных нормативно-правовых актов, которые должны быть приняты, еще даже не разработана. Все это формирует лишь хаос в налоговой системе, которая наоборот должна быть очень тонкой материей, изменения в которую должны вноситься только после всеобъемлющего анализа с хирургической точностью.

Фото: apostrophe.com.ua/Владислав Содель

Но даже и это не главное. Успех налоговой реформы в значительной мере зависит от доверия со стороны экономических субъектов в налоговых новаций и их стабильности. Участники рынка должны быть уверены, что изменения будут работать хотя бы несколько лет, у них должна быть возможность формировать бюджеты компаний в октябре-ноябре, исходя из уже известных и утвержденных ставок налогов и сборов. До тех пор, пока этого не будет, даже самые лучшие и прогрессивные экономические и налоговые решения будут лишь усиливать недоверие к действиям власти со стороны юридических и физических лиц, что в наших реалиях побуждает их оставаться в тени.

5. Вызов модернизации.

В 2016 году Украина должна начать широкомасштабную программу модернизации экономики. И речь идет не о простом обновлении производственных мощностей. Речь идет об определении Украиной того места в мире, которое она стремится занять в будущем и поиск путей и средств его достижения. Конечно, ни один из нас не хочет остаться сырьевым придатком России, Европы, США или какого другого сильного партнера. Мы желаем и можем достигать значительных успехов в развитии высоких технологий. Мы все видим, что за этим будущее. Главным вызовом на пути этого выбора является ресурс и наше собственное желание.

Что касается ресурса – проведение на протяжении последних двух лет жесткой денежно-кредитной политики, в соответствии с рекомендациями МВФ, сформировало в экономике безумный дефицит денежного ресурса. Но даже те средства, которые являются свободными в банковской системе, не направляются на инвестиционные проекты. Банки, как и «собака на сене»: и сами не используют и другим не дают. Причин множество: высокие риски кредитования, неэффективная система залога, высокая стоимость ресурса, отсутствие хороших инвестпроектов и прочее. Бизнес, который имеет этот ресурс, через недоверие к власти, коррупцию, отсутствие четких сигналов от власти относительно перспектив развития выводит капитал за пределы страны. Приток капитала извне, на который так надеется наша власть – мы также не наблюдаем.

Это порочный круг должен быть разорван – и это прямой вызов Правительству и НБУ. Но, анализируя заявления представителей этих главных субъектов экономической политики кажется, что они не готовы к такому вызову. Все их надежды на лучшее почему-то преимущественно связаны с помощью из вне – от МВФ, США, Европы, Великобритании, иностранцев в Правительстве. Список можно продолжать до бесконечности. Они почему-то настойчиво считают, что мир только и думает, как и каким образом помочь спасти Украину. К сожалению это не так. Никто никого спасать не будет до тех пор, пока мы сами не спасем себя. Нам нужно свою назойливость направлять в конструктивное русло. Но, к сожалению, все хотят изменений, но единицы хотят меняться.

Мы все с вами понимаем, что само по себе в экономике ничего не изменится, ситуация волшебным образом не улучшится. Поэтому достижение даже незначительного экономического роста на уровне 1-2% в 2016 году будет зависеть только от нас. А на главный вопрос – «способно ли Правительство и НБУ ответить на эти вызовы и изменить себя?» - пусть каждый ответит самостоятельно.

Тэги: экономика, ВВП, реформы, мировая экономика
Печать
Читайте в разделе
Анонс
Выбор читателей